canis_australis

Истории

Жила была девочка, простая, незамысловатая, послушная. Пошла на хорошую работу, полюбила мальчика, а он оказался женат. Она подумала, что это ничего, как нибудь пройдет. И полюбила его еще сильнее. Простые тихие девочки, они если любят, то как-то очень сильно. И когда он съездил домой, его брак не прошел, но пришла его жена. И девочка гордо решила оставить мальчика. Оставить оставила, но любить не перестала. И на зло ему и себе наверное тоже на зло, решила родить ребенка. От другого. И родила. Не любя. А любя того, который так и не смог ей ответить. И теперь вся жизнь в окружении нелюбимых людей. Отца сына, свекрови (слово то какое дебильное), и даже собственная мама понимая хаос происходящего так же стала слегка чужой. Нервной, истеричной. Я бы с ума сошла от такого. Девочка до сих пор любит того мальчика, а сыну ее уже два года. 

Встречаемся с Юлей. В разговоре о мужчинах, выпив пару бокалов вина, она закатывает глаза и говорит : Макса до сих пор забыть не могу. Макс был ...бомж. Беженец из Луганска. С Максом была странная большая женщина того же происхождения и собака Марта. Собственно из-за Марты все и началось. Сын полка искусал Марту и Юля ездила ее лечить с Максом в клинику. И как-то близок он ей стал, этот Макс. Что-то родное в нем было. Уезжая в Америку смотреть каньоны, она думала о Максе. И его большой женщине. Переживала за них. А когда вернулась, женщина рассказала ей что Макс впал в кому из-за отека мозга и умер... Она дружит с этими ребятами. Носит им еду, разговаривает с ними. Представителя немецкого банка, второго после третьего после Грефа, она ни во что не ставит. Но сидит по вечерам на лавочках с беженцами из Луганска. И дарит им одежду и еду... и лечит их собак... 

Несколько месяцев не могла встретиться с девушкой. Девушка хотела продать куртку, я хотела ее купить. И мы никак не могли пересечься. У нее низкий голос, бархатный, и она все время снимала какое-то кино по всей России. И когда мы встретились, и наконец то совершили сделку века, она оказалась вегетарианцем в розовых штанах и светло-зеленой куртке цвета выцветшего жада, и прощаясь, она спросила где я работаю. Мы пожали друг другу руки по-европейски, и она задержала мои пальцы в своих. Доля секунды, но это было дольше чем требовал момент. И она как будто читала свои мысли. Как будто моя рука ей говорила что-то. Удивительное ощущение. Новый вид людей, способных узнать тебя от прикосновения к ладони?.. Было бы здорово...

Я поехала с тобой в Кубинку. Я видела, как тебе трудно. И как ты еле сдерживаешь эмоции. И как ты академично лупишь тяжа рашпилем по пузу. Я бы хотела не видеть. Как и не говорить всех слов, которым ты дала дорогу. Ты словно редкий вид птиц, хвастаешься перьями, бросаешь парочку, поешь красиво, низко, рассказываешь истории, словно говоришь длинный монолог, не требующий участия. И потом пропадаешь. А я стою где-то среди того же мира, который дал тебе имя, и стыжусь себя — нового. Себя, возомнившего, что редкая птица будет теперь всегда петь со мной. Я смотрю фотографии твоей семьи в моем телефоне. В нем катастрофически не хватает памяти и я все время что-то удаляю. Но эти не могу. Они словно единственное напоминание о том, что ты мне все-таки не чужой человек. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic