canis_australis

О драконах, Шурочке и Гарри

Я мечтаю написать книгу на -самом деле. О драконах. Согласно новоприобретенному безымянному автору, описавшему все, о чем я догадывалась, так вот согласно ей, а я уверена, что это — она. Уж больно эмоциональная и сентиментальная. Так вот. Драконы — не вымысел. Они были первой цивилизацией, населявшей землю миллионы лет назад. Они были разумны, умны, но не духовны. Что такое душа мне если честно до сих пор непонятно. И тем не менее, драконы меня притягивают. У меня была подруга Шурочка. Она сделала себе татуировку на ноге в виде рыбы-дракона. Потому что она — рыба по гороскопу и потому что она всю жизнь говорила мне о своей любви к драконам. А жизнь то у нас была — несколько лет. Она любила меня слушать и как бы прятала за моими проблемами свои. Но я никак не могла понять ее проблем. Говорила, что у нее дислексия. Дисграфия. Что она боится людей. Что у нее умер отчим. Что у сестры психологические расстройства. Еще у  нее были йоркширские терьеры. Они ужасно пахли. И все время тряслись. И еще мы все время ходили в кафе после учебы. И пытались высмотреть в публике актеров или режиссеров. Пару раз удавалось. Мы учились во ВГИКе. Ну, громко звучит конечно, но это правда. Частично. Не до конца как бы. Так вот Шурочка. Любила драконов. Забавно конечно, что делают социальные сети с людьми. Вы не общаетесь, но в курсе того, кто вышел замуж, как выглядят пеленки чьих-то детей. И кто каких политических взглядов. И вот я знаю, что Саша вместо йорков завела себе ирландского сеттера. И что она любит джаз. Она всегда любила джаз, даже научилась играть на саксофоне. Как-то она рассказала мне свой сон. Я ей приснилась в виде домашней обезьянки. А еще у меня всегда было так мало денег, ну так мало, что вот только на кофе. И она покупала мне чизкейки. Потом она купила себе белый мерседес. Ее мама содержит крупную фирму по произвоодству напольных покрытий. Я всегда расстраивалась, что не могу купить себе чизкейк, что нам обязательно надо ходить в эти дорогие кафешки чтобы обсудить мой внутренний мир. И что я снюсь ей в виде обезъянки. Она считала меня очень умной. Мы перестали общаться внезапно. Но драконы теперь всегда рядом с воспоминаниями о Саше. Необычной, вне правил. Вне жизни. Вне денег. Вне отношений. Вне всего. Вот еще и с сеттером.

 Так и о драконах.  Да, книгу о драконах. Что такое душа? В какой момент жизненных испытаний ты понимаешь, что она у тебя — современного — есть? И как могли драконы жить без души? 

Кто меня читает? Ты вот, ты кто? Сегодня услышала термин "фрирайтинг". Девушка пыталась оспорить ярлык, повешенный на нее интервьюером. По сути, фри от не фри отличается только общей темой. Ну и наверное сжатостью текстов в определенных пределах. Та девушка, она писала, как это модно сейчас, о селфребрендинге. Она на этом заработала много денег и даже раскрутила бизнес за пределами Великой страны. Я хотела бы писать как Дина Рубина. Вроде бы не о чем. Но черт, как же содержательно и как нужно. Толстая. Или вот эта, не назвавшая себя. Вначале книги "ВЕРА" она описывает некоторые сцены из наблюдений за кошками. И что-то из Сирано де Бержерака. Так вот, тоже ни о чем, и даже не цепляет. Но как-то приятно почитать. Я не про книгу, а про эти вступления. Понравилось только про стекло. 

"Ты и я — тонкое горячее стекло. И если прикоснуться к нему холодной рукой — стекло разлетится на мелкие кусочки. И это хорошо, быть может. Вселенная — это всего лишь разлетевшиеся звездные кристаллы от нашего с тобою стекла. И жалко его, целое, застывшее, красивое, и прекрасны новые миры".

Так вот то, чем я тут занимаюсь — это фрирайтинг конечно. У меня нет темы. У меня есть моя хаотичная жизнь. Не складывающаяся в паззл. Тут я пытаюсь слепить смысл из бессмысленных отрывков, которые могу вспомнить. Предыдущий журнал назывался "ненормальная", если ты помнишь. Я больше не ненормальная. Я люблю собак. И космос. Все таки что первое, что второе для меня пока немного недостижимы. А лошадьми я уже так приелась, что никакой романтики в них не вижу. Вот да, недавно поймала себя на мысли. Я всегда все заканчиваю, как только понимаю, что это — работа. Что это не люблю, что это — надо. В моей голове варится бульон из надо — значит не хочу. И на выходе получаем антилюбовь. Так произошло с текстами. Так произошло с фотографией. Так произошло в итоге с лошадьми. Я теперь пробую найти себя в ветеринарии. И я чувствую, я уже достаточно взрослая чтобы не путать люблю и надо и с самого начала настраивать себя только на люблю. Да да. Гарри объяснил мне. Я теперь все делаю оттого, что люблю. 

Я хочу стать профессионалом. Как Гарри. Я хочу построить свою биографию. Я хочу быть полезной не в метафизическом смысле, выбирая себе тех, кто слабее. А действительно помогать людям решать их проблемы. Как Гарри. У меня есть еще время на многие дурости. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic