Tags: неуслышанные молитвы

мечтать

Я почти Капоте

Пока Флойда душили, толпа людей снимала это на камеры и возмущалась. Это другое преступление. Но оно завуалировано. Никто о нем не говорит. Проблемы общества называют жестокостью, не говоря о невмешательстве. Я люблю цитату из Хемингуэя, где сказано, что каждый человек - часть большой суши. И если ты слышишь колокол, он звонит по тебе. Мы может все любим Хемингуэя. Но проезжаем мимо сбитых собак. И снимаем на камеры дтп. И вот - убийство. Я не знаю, что бы сделала я. Может, мне тоже было бы страшно и может мне бы так же казалось, что полиция знает что делает. Но вот недавно человек бил собаку ногой по боку. Не раз и не два. Человек этот собаку любил, готовил ей кушать только лучшую еду, гадал на картах на долголетие. Купал собаку в озере и умилялся. А потом бил, ногами, не два и не три раза, якобы в целях воспитания. Как наверное те полицейские, хотели же как лучше. Нечего людям ходить с фальшивими деньгами и сидеть на полицейских машинах. Общество надо воспитать. Карательными казнями например. Как собаку. Собака выла, человек бил, я проходила мимо. Потому что это чужая собака. Так что же мы - часть общей суши? А суша, она еще есть? Каждый из нас изолирован друг от друга не только из-за вируса. Это вирус какой-то другой природы. Может потому мы бываем жестокими - потому что никого не любим? Потому что нас не научили? О чем думал тот полицейский? О чем думал человек, бьющий собаку? Что они правы, что они вершат правосудие. А мы - наблюдаем и возмущаемся. И что будет, если не дать свершиться чужой жестокости. Остановить занесенную руку?


Жестокость ни к чему хорошему не приводит.

И я почти Капоте потому что пишу о знакомых людях то, что не считаю нужным им говорить. Неуслышанные молитвы общества все те же.